Кому может быть выгоден ЭТОТ кризис?

Этот пост не для того, чтобы делать прогноз (из меня никудышний предсказатель) и не для того, чтобы давать рекомендации (я не имею права этого делать согласно действующему законодательству). Это лишь попытка структурировать собственные мысли, чтобы найти некую точку опоры, от которой можно будет оттолкнуться.

Это личная модель, которой я буду придерживаться в период неопределенности, изменяя её по мере проявления реальности и нахождения искажений.

Сразу предупреждаю, что размышлять на короткие горизонты я не умею. Даже не буду пытаться гадать, кому может быть выгоден этот кризис на горизонте в год или два. Тем более, что резкий, но короткий всплеск популярности на некую услугу или некий продукт — это, на мой взгляд, зло, а не благо для действующих производителей.

Очень скоро спрос на маски или имбирь вернется к норме (пусть даже это норма окажется чуть выше прежней) и для того, чтобы предложение также вернулось к равновесному — кому-то придется сильно пострадать. Те, кто до кризиса спокойно работали на этих рынках теперь окажутся в состоянии жесточайшей борьбы, а значит и в состоянии резкого снижения рентабельности или даже работы в минус, чтобы пережить конкурентов.

Переворачивая известную поговорку: не было бы несчастья, да счастье помогло.

Я считаю, что гадать, кто сиюминутно выиграет — может быть опасной игрой, где вообще не будет выигрышного билета. И это не мой метод работы.

Идем далее.

Чтобы ответить на вопрос, кому этот кризис может быть выгоден долгосрочно приходится начинать с другой стороны — кто пострадает от него сильнее всего.

И мой ответ достоин Капитана Очевидность — сильнее всего пострадает малый бизнес и особенно в сфере услуг. Нужно сразу сказать — я уверен, что никто никого спасать не будет, государству гораздо проще позволить полю выгореть и подождать, когда взойдут новые всходы, чем заливать пожар, тратя на это драгоценные ресурсы.

Если огрубить и обобщить, то сфера услуг является дополнительной, а не основной в структуре потребления, т.е. с одной стороны от неё первой без фатальных последствий могут отказаться потребители, и, с другой стороны, зачастую она не требует больших средств производства для своего воссоздания. Соответственно её проще свернуть в плохие времена и развернуть в хорошие.

Также следует отметить, что налоги от малого бизнеса в России — это достаточно скромная статья бюджета, куда больше нашей стране приносит продажа нефти, газа, металлов, иных полезных ископаемых, сельхозпродукции, а также акцизы, НДС и ввозные пошлины. Т.е. малый бизнес даже с этой прагматичной точки зрения далеко не первый кандидат на спасение, я бы даже сказал, что он скорее в конце списка.

Это я пишу не для того, чтобы позлорадствовать (очень много близких мне людей пострадали или ещё пострадают и даже потеряют средства к существованию) , а для того, чтобы обозначить некую объективную реальность без попыток сыграть в популизм. Лучше трезво смотреть на вещи и быть готовым самостоятельно решать свои проблемы, даже если их кто-то создал тебе искусственно — во всяком случае, я живу по этому принципу.

Есть и ещё одно большое преимущество (если так вообще корректно выражаться) и оно состоит в том, что уход с рынка малых и средних предприятий, а также самозанятых высвободит большие человеческие ресурсы, а значит и значительно удешевит рабочую силу, создавая дополнительные конкурентные преимущества для крупного сырьевого бизнеса, который и является флагманом современной российской экономики. Он же, по счастливому стечению обстоятельств, в основном и представлен на нашем фондовом рынке.

При этом, краткосрочно наши крупные промышленники конечно пострадают. Кто-то, в этом году, а может и в следующем, потеряет существенную часть своей прибыли или даже уйдет в минус.

Это то, что касается внутренней ситуации, но мы не находимся в вакууме. Есть ещё и внешняя среда которая очень сильно определяет наши возможности и результаты.

Внешняя среда

А в мире сегодня происходит примерно тоже, что и в России (мы вообще пока находимся скорее на периферии реакции), с той лишь разницей, что для большинства «развитых» стран именно сфера услуг, а не сырьевое производство сегодня является основным источником поступлений в бюджет — вот им свой малый бизнес нужно спасать всеми правдами и неправдами, иначе социальная волна сметет их с доски, как шахматные фигуры и вместо умеренных популистов придут радикальные популисты, не уверен правда, что после этого жизнь граждан станет лучше.

Кроме того, судя по всему, мировые рынки окажутся в состоянии жесткого передела и пересмотра сфер влияния со стороны крупнейших мировых игроков. На мой взгляд, мы сейчас наблюдаем очередной переход от глобализации к регионализации мировых рынков со всеми вытекающими.

Для России — это скорее плюс, потому что может открыть окно возможностей. Мир очень маленький и крупных рынков потребления существует не так уж и много, а теперь они ещё и начинают скукоживаться. Сегодня нас практически не пускают в Америку, очень неохотно пускаю в Китай, а своё право работать в Европе приходится отстаивать в полувоенном режиме — к счастью, пока скорее пОтом, чем кровью, но я ничего не исключаю.

При этом у наших производителей есть ряд серьёзных конкурентных преимуществ: дешевое сырьё и рабочая сила, что обеспечивает нам преимущество в себестоимости, низкая закредитованность и вертикальная интеграция.

На падающих и распадающихся рынках это может быть фатальным преимуществом.

Пока иностранных конкурентов спасала фиксация рынков через бюрократический и политический лоббизм, а также доступ к дешевым кредитам и технологиям, которые были недоступны нашим производителям.

Теперь, в период турбулентности и потери единой координации, эта стойкая конструкция может расшататься.

Вывод

Пока мой базовый сценарий достаточно оптимистичен и заключается в том, что ряд крупных российских вертикально-интегрированных компаний в сфере энергетики, добычи и переработки полезных ископаемых, производства химической и сельскохозяйственной продукции — могут очень сильно выиграть от данного кризиса хотя на коротком горизонте будут страдать вместе с остальными. С одной стороны у них может появиться возможность захватить большую долю падающего рынка, с другой — есть запас по расширению и усложнению производства в отличии от ключевых конкурентов.

Кризис — это всегда проблемы для одних и возможности для других, и задача инвестора верно выбрать ту сторону, на которой он хочет находиться.